Дерсу Узала / Dersu Uzala / デルス・ウザーラ / Dersu Uzała




Пут на екран


ОБ АВТОРЕ
Васильев Владимир Николаевич родился в Москве в 1939 году. С 1955 года работает на киностудии «Мосфильм». Сначала реквизитором, помощником и ассистентом режиссера, затем режиссером. В 1968 году закончил Московский государственный институт культуры, режиссерское отделение. Автор сценариев короткометражных фильмов: «Витька», «Светофор», «Призвание», «Детям до 16-ти» и других. На картине «Дерсу Узала» Владимир Васильев работал режиссером в содружестве с известным японским режиссером Акирой Куросавой.


После выхода в свет первого издания моей книги о тувинском актере Максиме Мунзуке я получил много положительных отзывов от читателей и критиков, друзей и знакомых. И я е большим удовольствием сажусь за стол, чтобы заново пересмотреть свои записи и дополнить новыми подробностями второе издание книги о моем большом друге Максиме Мунзуке.

На протяжении двух лет совместной работы с японскими кинематографистами я вел дневник, в который ежедневно записывал весь процесс работы над фильмом Дерсу Узала, поставленным по одноименному роману русского писателя путешественника Владимира Клавдиевича Аргеньева.

Главную роль в этом фильме исполнил народный артист РСФСР и Тувинской АССР, лауреат Государственной премии Тувинской АССР Максим Монгужукович Мунзук, актер Тувинского музыкально-драматического театра.

Великолепно созданный образ удэгейского охотника и следопыта Дерсу Узала обеспечил успех фильма на Девятом московском международном кинофестивале в 1975 году, ,'де ему были присуждены Золотой приз и приз ФИПРЕССИ .международной ассоциации кинокритиков, а в 1976 году присуждена награда американской киноакадемии »Оскар».

В 1977 году прибавилась премия Давида де Донателло (италия) и премия французских кинокритиков Максиму Мунзуку за лучшую актерскую игру в фильме »Дерсу Узала».

Создавая этот фильм, мы не думали о получении столь высоких наград. Нас объединяла взятая тема: любовь к природе, человеку, добру.

Путь на экран у Максима Мунзука оказался очень долко вспыхнул ярким пламенем от искры его природного таланта.

Я расскажу о его работе над образом Дерсу Узала, о радости его труда, о трудностях, огорчениях и печалях. Владимир Васильев.


КАК ПЕРЕД БОЕВЫМ СРАЖЕНИЕМ

«...Вспоминается обсуждение фильма «Пропажа свидетеля» в зале кызылского кинотеатра «Найырал». Наш любимый артист Максим Мунзук сыграл роль бурятского охотника. И уже тогда многим из нас вспомнился прочитанный еще в детстве роман Владимира Арсеньева и даже была высказана на зрительской конференции мысль, что Максим Монгужукович мог бы сыграть Дерсу Узала...»
Газета «Тувинская правда», ноябрь, 1975 год.

Й главной роли Дерсу Узала должен был сниматься японский актер Тосиро Мифунэ. Он снимался в шестнадцати фильмах, поставленных Куросавой, в том числе: «Расемон», «Идиот», «Семь самураев», «На дне», «Красная борода», «Злые остаются живыми».
Другого актера на роль Дерсу Узала Куросава себе не * представлял. Но случилось так, что Тосиро Мифунэ не смог развязаться со своей бешеной занятостью в Японии. Ведь нужно было хотя бы на один год приехать для съемок в Советский Союз, а Тосиро Мифунэ не обещал и месяца!
Куросаве предложили подумать о достойном японском кандидате на главную роль.
— В Японии нет такого актера, который хорошо сыграет Дерсу Узала,— ответил он.— Будем искать советского актера!
И вот начались долгие и утомительные поиски.
Многие актеры национальных театров среднего и старшего поколений до сих пор не знают, что были предметом серьезного обсуждения на роль Дерсу Узала.
В основном рекомендовались кандидаты с восточным типом лица, так как Дерсу Узала принадлежал к удэгейской народности.

Нами было обсуждено много кандидатов на главную роль из талантливых актеров, но по разным причинам список их постепенно сокращался и дошел где-то до десяти, в число которых входил и Мунзук Максим Монгужукович.
Помимо драматических актеров у нас пробовались и актеры другого жанра. К примеру, нанайский певец Кола Вельды пробовался на роль Дерсу Узала. Съемочная группа выразила признательность ему за оказание помощи в подборе удэгейских мелодий.
Солист бурятского балета Цыден Бадмаев, удивительного внешнего сходства с настоящим Дерсу Узала, тоже показал интересную трактовку образа удэгейского охотника.
Популярный киргизский актер Суйменкул Чокморов, человек с большим кинематографическим опытом, страстно желал сыграть главную роль, но помешали его высокий рост и молодость.
Порой предложения были очень неожиданными. Несмотря на то, что мы договорились искать героя среди бурятских, киргизских, башкирских, казахских, тувинских актеров, Акира Куросава однажды попросил принести фотографии Михаила Ульянова. Все кандидаты на роль Дерсу Узала были интересными.
Поиски продолжались по всему Советскому Союзу.
«Чтобы сделать наш фильм наиболее интересным, необходима тщательная подготовка в игре актеров, освещении, костюмах, реквизите, декорациях. Если хорошо к этому не подготовиться, не будет настоящей творческой атмосферы, и наши отношения осложнятся. Чтобы лучше играли актеры, нужно больше репетировать.
Игра актеров не должна производить впечатления игры, чего-то искусственного. Она должна быть абсолютно естественной.
Камера оператора тоже совершенно не должна ощущаться. Иными словами, камера должна передвигаться вместе с движениями актеров, и когда актер останавливается, камера тоже ни в коем случае двигаться не должна. Обычно я использую две камеры и провожу последовательную съемку после тщательной репетиции, где уточняется игра актеров, их движения и передвижение камер, общий план и использование осветительных приборов. Потому что долгий опыт научил меня, что неразумно производить детальный анализ настроения актера и требовать от него «входить в роль» еще и еще раз.

Затем я хотел бы особо подчеркнуть самое существенное — доведение до совершенства всех объектов съемки. Это самое важное, когда игра актера концентрируется в предельно короткое время и когда создается наиболее кинематографичное изображение.
Ничего лишнего в кадр не должно быть привнесено. Если во время подготовки будет «липа», то и во время съемки будет «липа».
Ни в планах, ни в подготовке не должно быть никаких упущений или промахов. Процесс подготовки к съемкам, как и сама съемка, подобны сложной боевой операции, настоящему сражению! Поэтому на подготовительную работу прошу обратить особое внимание».
Акира Куросава.

КАК НАШЛИ МАКСИМА МУНЗУКА
Когда я приехал в Тувинский музыкально-драматический театр познакомиться с актерами, которые могли бы стать кандидатами на роль Дерсу Узала, Министерство культуры Тувинской АССР и руководство театра предоставили полную свободу в выборе любого тувинского актера. Был подготовлен своеобразный смотр-концерт, в котором я ознакомился с труппой театра и прежде всего с исполнителями мужских ролей. Конечно, каждому из них, независимо от возраста, хотелось попытаться как-то попасть на съемку в нашем фильме, может, и не на главную роль, а на эпизод. Среди актеров все-таки оказалось три предварительных кандидата, с которыми можно было вести переговоры. Но самой серьезной кандидатурой на роль Дерсу Узала в тувинском театре для меня был актер Александр Тавакай, который подходил и по возрасту, и по внешнему сходству, и по актерским данным. Он мне очень нравился, даже больше, чем Максим Мунзук, и я этого не скрывал. Позже вызывал его в Москву на кинопробу в роли Дерсу Узала и получил огромное удовлетворение от работы с ним. Единственное, что мешало общению с ним,— слабое знание русского языка.
Максима Мунзука в день моего знакомства со всеми тувинскими актерами не было.
— Кто же еще может быть кандидатом на главную роль?— спрашивал я у знакомых тувинских товарищей.
Почти все мои собеседники как бы сговорились, называя фамилию Мунзука.
Обычно кинематографистам осложняют работу театральные актеры; порой приходится отказываться от интересных кандидатур из-за их занятости в театре. На этот раз все получилось необычно.
Мне захотелось как можно быстрее встретиться и познакомиться с Максимом Монгужуковичем, но, как часто случается с героями произведений, так получилось и с Мунзуком — дома его не оказалось. Он уехал на охоту в тайгу.
Вот эта да!—подумал я.— Еще ничего не знает о приглашении на главную роль, а уже бродит по тайге, как Дерсу Узала!
У него скоро кончится отпуск,— успокаивала меня жена Максима Монгужуковича народная артистка РСФСР и Тувинской АССР Каракыс Намзатовна Мунзук,— подождите немного, он должен сегодня приехать.
Ну, хорошо,— согласился я,— буду ждать.
Когда мне, наконец, сказали:—Вон, идет Мунзук!— у меня екнуло сердце.
Действительно, чем-то похож на Дерсу Узала,— подумал я,— коренастый, широкоплечий, небольшого роста. Только у него не было усов и бороды. И лицо, правда, показалось слишком широким, да и живот несколько выделялся в его фигуре.
Я представился ему и сказал:
Хочу предложить вам главную роль в кино.
Мунзук не стал долго раздумывать и ответил:
Спасибо большое! Я согласен!
Так вы же не знаете, что за роль, в каком фильме, какая киностудия!— прервал я его.
Ты же говоришь — главная?— переспросил он.
Да, главная,— подтвердил я.
Конечно, согласен!— засмеялся Мунзук.
Нужно попробоваться на эту главную роль!— с удивлением произнес я.
Зачем пробоваться? Я и без пробы согласен! Спасибо большое за приглашение! Спасибо большое за доверие!— поблагодарил Мунзук.
Его решительность, непосредственность, откровенность и доверчивость меня как-то смутили, и я даже растерялся, но тут же рассказал Мунзуку о роли Дерсу Узала, что фильм будет сниматься на киностудии «Мосфильм», что главным режиссером приглашен японский кинорежиссер Акира Куросава, а я являюсь режиссером с советской стороны, и что окончательно все вопросы будут решать Акира Куросава и художественный совет киностудии.
Конечно, конечно!— кивал головой Мунзук.
Я вручил Максиму Монгужуковичу сценарий двухсерийного фильма «Дерсу Узала», написанного Куросавой и советским драматургом Юрием Нагибиным, попросил достать в местной библиотеке книги писателя Арсеньева «Дерсу Узала» и «В дебрях Уссурийского края», ознакомиться с ними за пару дней и встретиться со мной для обсуждения сценария, образа Дерсу Узала, а также решить ряд творческих и организационных вопросов.
На следующий день часов в семь утра слышу громкие и довольно частые стуки в дверь гостиничного номера. Вскакиваю, как при пожаре, и бегу к выходу:
Кто там? Что случилось?!
Владимир Николаевич! Владимир Николаевич! — слышу голос Максима Монгужуковича.— Открывайте быстрей! Это я, Мунзук!
Поспешно открываю дверь и пропускаю Мунзука в комнату.
Что случилось?— спрашиваю его.
Прочитал сценарий и книги Арсеньева на тувинском и русском языках. Очень понравились. Сниматься согласен. Буду готовиться к работе!—отрапортовал Мунзук, потом спокойно добавил:
А почему ты так долго спишь?
Сибирской закалки нет!— отшутился я.
И приступили мы к обсуждению сценария. Максим Монгужукович говорил просто и понятно, не подводя философской базы к литературному материалу. Ему показался сценарий коротким, сожалел, что не вошли из романа динамичные эпизоды, раскрывающие полнее образ удэгейского охотника. Во многих вопросах мы с ним сходились, в некоторых расходились, спорили, доказывая свою правоту. Словом, проходила настоящая творческая беседа. В конце нашей встречи я сказал Мунзуку:
Максим Монгужукович! Вы в кино не новичок и должны знать, что у нас есть еще несколько серьезных кандидатов на эту роль.
Так и должно быть!— перебил меня Мунзук.— Было бы странным, если бы у вас был один кандидат!
Поэтому,— продолжил я,— должен сказать об одном очень существенном недостатке в вашей комплекции для образа Дерсу Узала — полноте. Нужно сбросить вес — килограммов десять. Куросава представляет себе Дерсу только таким, как написал его Арсеньев в романе. Это можно,— пообещал Максим Монгужукович.
Давайте учтем и самый печальный для вас вариант,— предложил я,— что если вы не будете утверждены на главную роль, то мне все равно хотелось бы занять вас в фильме.
В первом варианте сценария был отличный эпизод со стариком, у которого было много детей, не хватало денег на содержание большой семьи. Этот старик, желая заработать, вызвался быть проводником в отряде Арсеньева. Несколько дней он вел отряд по дремучей уссурийской тайге, сбился с пути, заблудился и не знал, что делать дальше. Потом старик признался Арсеньеву, что хотел заработать денег1, поэтому и согласился вести отряд. Стрелки ругали деда, хотели отлупить его как следует, но Арсеньев не позволил им, рассчитался со стариком, отпустил его и сам уже выводил отряд.
На старика Максим Мунзук уже был похож, детей у него было наверное не меньше, чем у того старика, да и как охотник славился. Поэтому я и предложил Мунзуку этот эпизод.
Договорились!— согласился Максим Максимович.— Хорошо!
Мунзук был достойным кандидатом на роль Дерсу Узала, поэтому требовалась тщательная предварительная работа с ним, так как малейшая небрежность в подготовке могла оттолкнуть Куросаву от тувинского актера. Нужно было прежде всего сделать хорошие фотопробы и показать режиссеру-постановщику.
В Туве Мунзука величают Максимом Монгужуковичем или Максимом Максимовичем, поэтому у меня чаще будет встречаться более легкое произношение его отчества.
Я достал подлинную фотографию Дерсу Узала и показал Максиму Максимовичу.
Ровно через час Мунзук стоял во дворе театра, готовый к фотопробе. За это короткое время он нашел и надел подходящий костюм, сходил домой за собственной винтовкой, загримировался, изготовил деревянные сошки. Главный оператор фильма Федор Добронравов и я были удивлены оперативностью Максима Максимовича. Добронравов сфотографировал Мунзука в очень интересных позах, близких к сюжету сценария.
Приехав в Москву, я посоветовался о кандидатах на роль Дерсу Узала с автором сценария Юрием Нагибиным.
— Вы, режиссеры, все равно поступите по-своему,— сказал он,— но я бы взял вот этого актера,— и показал на фотографию Мунзука.
Так что Юрий Нагибин был первым человеком, который предвидел будущего исполнителя главной роли.

КАК КУРОСАВА ЗНАКОМИТСЯ С АКТЕРАМИ
Процесс утверждения актеров порой бывает очень длительным. Он должен пройти несколько этапов и инстанций. Сначала находят кандидата, ведут с ним переговоры, затем приглашают на фотопробу, знакомят со сценарием, а уже потом, когда вопрос утверждения на роль ставится самым серьезным образом,— проводят кинопробу, и то не известно, будет ли он сниматься в фильме!
Куросава отличается особым стилем работы в утверждении актеров. Во-первых, он обычно не встречается с незнакомыми ему актерами, а просит показать их фотографии. Если на фотографии ему понравился актер, Куросава просит показать фильм с его участием, и если актерская работа устраивает Куросаву, он приглашает его на личную встречу, чтобы сказать ему: «Я хочу пригласить вас сняться в моем фильме».
Знакомство с советскими актерами Куросава начал по фотографиям. Он просмотрел множество актерских и типажных карточек, фотоальбомы штатных актеров всех советских киностудий, просмотрел немало фильмов, но этого оказалось недостаточно! Фотографий больше не было, а приглашать специально актеров и студентов театральных училищ и институтов, не состоящих на учете киностудии, каждого из них фотографировать и показывать Куросаве — заняло бы столько времени, что мы не смогли бы даже вовремя приступить к съемкам, да и сметой не предусматривается бесчисленное множество фотопроб. С большим трудом уговорили Куросаву посетить ВГИК (Всесоюзный государственный институт кинематографии) и ознакомиться со студентами мастерских С. Герасимова, С. Бондарчука, Б. Бабочкина. Но и этого оказалось недостаточно!
Желающих сниматься у Куросавы было много. И хорошо, что он согласился повстречаться с кандидатами на роли стрелков. Но с кандидатами на главные роли от личных встреч категорически отказывался.
Я хочу посоветоваться с Андреем Тарковским,— как-то выразил желание Куросава.
С режиссером Тарковским Акира Куросава хорошо знаком, любит его и ценит. Мы организовали эту встречу. Во время обеда с Андреем Тарковским зашел разговор о том, кто может сыграть роль Арсеньева в нашем фильме.
Я бы на эту роль взял или Анатолия Солоницына, или Николая Гринько,— предложил Куросаве Тарковский.— Поговорите с ними.
Куросава просто так не будет с ними встречаться,— ответил я.
Как же так?— удивился Андрей Тарковский.— Куросава-сан, обязательно надо с ними встретиться! Они сейчас в Москве.
После обеда Куросава попросил принести фотографии этих актеров.
Как я могу пригласить на беседу актера?— говорил Куросава.— А если он мне не понравится? Что я ему скажу?
Просто поговорите, познакомитесь, посмотрите,— уговаривал я его.— Наши актеры привыкли к тому, что режиссер знакомится с ними лично, потому что на фотографиях актеры порой выглядят хуже, чем в жизни. Живое общение всегда лучше. И никто из них не обидится, если вдруг не будет у нас сниматься!
Уговорить Куросаву было невозможно.
Через пару дней по территории Мосфильма в сторону проходной широким шагом направлялся актер Николай Гринько.
Вот идет Гринько, самый высокий!— сказал я Куросаве.
Куросава остановился и спокойно посмотрел вслед Гринько.
А какого же роста должен быть тогда Дерсу?— спросил он.
Как Чокморов,— ответил я,— Тарковский поддерживал его кандидатуру.
Тогда и стрелки должны быть двухметровыми! — пошутил Куросава. И стало понятным, что он не поддерживает такого решения.
Личное знакомство Куросавы с актером Анатолием Солоницыным все же состоялось. Это была короткая беседа, от которой Куросава чувствовал себя очень неловко, оттого, что не мог сказать: «Снимитесь в моем фильме!»
Правда, Солоницын и не ожидал такого вопроса. Мы его пригласили, чтобы познакомиться с известным режиссером, а Куросаве представили талантливого советского актера.
Вскоре Акира Куросава улетел на родину дорабатывать сценарий, а мы продолжили поиски новых кандидатов на роль Дерсу Узала. Вызывали актеров на фотопробы, каждого из них одевали и гримировали под Дерсу Узала, а с некоторыми даже проводили кинопробы в специально построенных декорациях.
После возвращения Куросавы из Японии первым его. желанием было посмотреть фотографии актеров, предполагаемых на роль Дерсу Узала. Японский режиссер долго и внимательно рассматривал их, раскладывал на письменном столе, менял местами, привыкал к лицам актеров и, конечно, представлял каждого во всех сценах фильма.
Которые не нравились — откладывал в сторону. Так что количество кандидатов значительно сокращалось. Потом из них получился небольшой фотоальбом, который Куросава каждый вечер забирал в гостиницу, а наутро опять приносил.
«Так как образ Дерсу Узала становится в сценарии постепенно все более ясным, вряд ли необходимо давать ему здесь дополнительную характеристику. Хочется только добавить, что актер, играющий эту роль, должен обладать открытым, мягким взглядом, в нем должно чувствоваться достоинство, свойственное человеку природы, и он должен овладеть искусством умело пользоваться весьма далеким от совершенства русским языком».
Акира Куросава.
Через несколько дней Куросава попросил показать ему фильмы с участием Максима Мунзука.
Если бы Мунзук был известным киноартистом, конечно, никаких проблем не было бы. Заказали бы пару фильмов, где он снялся в последних главных ролях, сами бы посмотрели и Куросаве показали.
- Что же показывать?- думали мы.- В каких фильмах он снимался? Потом выяснилось, что Максим Мунзук уже имеет опыт работы в кино. Но было интересно, с чего все это началось.